Соотношение дарения и прощения долга

Договор дарения и прощение долга: коллизия правовых норм

Соотношение дарения и прощения долга

Втечение длительного времени в юридическомсообществе ведется дискуссия о правовойприроде прощения долга, в частности оего соотношении с таким видом сделок,как дарение.Согласноч. 1 ст. 572 ГК РФ одним из видов даренияявляется безвозмездное освобождениеодаряемого дарителем от имущественнойобязанности перед собой. При сопоставлениисодержание ч. 1 ст. 572 ГК РФ и ст.

415 ГК РФ,их идентичность становится очевидной:слова «…освобождается от имущественнойобязанности…» и «…освобождениемкредитором должника от лежащих на немобязанностей…» имеют одинаковыйсмысловой оттенок, т.е.

освобождение(прощение) от обязанности должника(одаряемого) кредитором (дарителем) естьсделка, после совершения которойотношения должника и кредитора (одаряемогои дарителя) прекращаются.

Всвязи с этим встает вопрос о том, являетсяли прощение долга разновидностьюдарения, а если является, то в какомслучае? На этот счет судебной практикойи наукой выработано несколько позиций.

Согласно первой точке зрения прощениедолга квалифицируется как односторонняясделка, что снимает вопрос о возможностиприменения к отношениям сторон норм ГКРФ, регулирующих договор дарения (вчастности, ст. 575 «Запрещение дарения»ГК РФ). Основанием для такого утвержденияявляется формулировка ст.

415 Кодекса, всоответствии с которой обязательствопрекращается освобождением кредиторомдолжника от лежащих на нем обязанностей,если это не нарушает прав других лиц вотношении имущества кредитора.

При этомвыражение «обязательство прекращаетсяосвобождением» толкуется именно в томсмысле, что сам односторонний волевойакт кредитора, направленный на освобождениеот соответствующей обязанности должника,и прекращает обязательство. Такаяпозиция находит свое отражение и впрактике арбитражных судов (например,в Постановлении ФАС Уральского округаот 13.02.2002 N Ф09-139/02-ГК). О.

Шилохвост,обосновывая односторонний характерпрощения долга, предлагает учитыватьисключительно волю кредитора. В частности,он пишет: «Обязательство прекращаетсяс момента выражения кредитором волиосвободить должника от обязанности. Ив случае, когда такое выражение сделанобез нарушения закона (в надлежащей формеи т.д.), является окончательным»186.

Согласно наиболее распространеннойпозиции, прощение долга всегда являетсяпростой разновидностью дарения и,следовательно, должно подчиняться общимзапретам, характерным для данногоинститута (ст. 575 ГК РФ). Сторонники даннойпозиции считают: «Поскольку прощениедолга представляет собой освобождениекредитором должника от имущественнойобязанности, совершаемое по соглашениюмежду сторонами, оно превращается впредмет договора дарения»187.Таким образом, единого мнения о правовойприроде прощения долга и его соотношениис договором дарения нет.

Судебнойпрактикой выдвинута иная, более гибкаяи менее формальная позиция, которая ибыла поддержана в Обзоре примененияарбитражными судами норм Гражданскогокодекса РФ о некоторых основанияхпрекращения обязательств, доведенномПрезидиумом ВАС РФ до сведения арбитражныхсудов Информационным письмом от 21декабря 2005 г. N 104. В соответствии с нейпри оценке соглашения о прощении долгаследует учитывать намерения кредитора.Прощение долга только тогда можноквалифицировать как дарение, когда судустановит намерение кредитора освободитьот соответствующей обязанности вкачестве дара, свидетельствующее оботсутствии у кредитора собственногоимущественного (коммерческого) интересав прощении должнику долга.188.Исходя из этого сложение обязанностидолжника совсем не обязательно должноявляться результатом намерения кредиторасделать должника одаряемым. Волякредитора может и не быть направленана совершение сделки дарения.

Необходимообратиться к вопросу о том, всегда липрощение долга одновременно представляетсобой и дарение. Отличительным признакомдоговора дарения является безвозмездность.Если дарению корреспондируется встречноеобязательство, то есть предоставлениесо стороны должника вещи или права, тов силу положения, закрепленного в ч.1ст.

572 ГК РФ, договор не признаетсядарением и в этом качестве он ничтожен,а к отношениям, возникшим между сторонамитакой сделки, должны быть примененыправила о притворной сделке (ч. 2 ст. 170ГК РФ). Ст. 415 ГК РФ не содержит прямыхуказаний на безвозмездность прощениядолга. И не всегда соглашение о прощениидолга является безвозмездным в точномсмысле ч. 2 ст. 423 ГК РФ.

В большинствеслучаев кредитор встает перед выбором:что предпочесть – реальное исполнение,но только в части долга, или ничего неполучить. Получив от должника исполнениеобязательства в части долга некоевстречное имущественное предоставление,кредитор вправе простить (сложить)должнику оставшуюся неисполненнуючасть обязательств (долга).

В силу этоготакое соглашение не является безвозмездным,и не может быть рассматриваться какдарение.

Такжепрощение долга, хотя внешне и может бытьбезвозмездным, вряд ли можно считатьдарением, так как действительная волякредитора направлена не на увеличениесостава имущества должника, тем самымего обогащение, а на полное прекращениеобязательственных отношений, которыедля кредитора стали убыточными. Мотивдля правомерности прощения долгазначения не имеет, важно только то, чтобыхарактер прекращающегося обязательствадопускал такое его прекращение. Это,например, исключается для планово-договорныхобязательств, которые, если иное неустановлено законом, могут быть прекращенылишь при отмене породивших их актапланирования. Таким образом, судьбасоглашения о прощении долга как звенав цепочке имущественного оборота неможет быть поставлена в зависимость оттого, как складываются личныенеимущественные отношения кредитораи должника.

Следуетвыделить, что соглашение о прощениидолга является акцессорным, то естьдополнительным, вспомогательным.

Егоакцессорный характер выражается в том,что во времени такое соглашение следуетза основным, а также признаниенедействительным основного обязательствавлечет признание недействительным идополнительного.

Таким образом, соглашениео прощении долга существоватьсамостоятельно, без первоначальногодоговора, не может, чем и отличается отдоговора дарения. 

Итак,анализируя соотношение прощения долгаи договора дарения, следует указать нато, что прощение долга не являетсяразновидностью дарения. Прощение долга- это одностороннее волеизъявлениекредитора, дополнительное соглашение,посредством которого перестаетсуществовать обязательство должникабез его на то согласия.

 Данноеволеизъявление кредитора направленнона скорейшее прекращение первоначальногообязательства во избежание большихпотерь, нежели которые он уже понес.

Нопоскольку законодатель не дает четкихразъяснений по поводу соотношения нормыо прощении долга и норм, регулирующихдарение, институт дарения представляетсявозможным использовать как модель призаключении соглашения о прощении долга.И в данном случае необходимо согласитьсяс А.М.

Эрделевским, что прощение долгане всегда представляет собой дарение,в то время как дарение в виде освобожденияодаряемого от обязанности по отношениюк дарителю всегда является одновременнои прощением долга189.

Поэтому прощение долга подверженоограничениям, установленным для договорадарения, лишь тогда и постольку, когдаи поскольку оно представляет собойдарение, в связи с чем в случае спора одействительном характере прощениядолга этот вопрос должен решаться вкаждом конкретном случае с учетом всехобстоятельств дела, позволяющих выяснить,на достижение каких правовых последствийбыла направлена воля кредитора. Еслиона была направлена на сохранениеимущественной массы должника путембезвозмездного освобождения его отимущественной обязанности, то в этомслучае прощение долга является дарением;при отсутствии этих условий прощениедолга не может быть признано дарениеми не подвержено ограничениям, установленнымв ст. ст. 575, 576 ГК.

КлецРоман Сергеевич

НЮАим. Ярослава Мудрого

Источник: https://studfile.net/preview/7231568/page:20/

Прощение долга одаряемого

Соотношение дарения и прощения долга

Предметом дарения может выступать освобождение получателя подарка от долга, имеющегося у него перед дарителем.

Прощение долга одаряемого может быть названо правомерным, если даритель, освобождая одаряемого от определенной обязанности, не нарушает прав других лиц в отношении принадлежащего ему имущества, а также, если одаряемый не высказывает возражений против освобождения его от имущественной обязанности.

Правоотношения, касающиеся прощения долга, регламентированы нормами ст. 415 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ).

Если долг прощается в рамках дарения, то крайне важно, чтобы присутствовали элементы договора дарения, такие как безвозмездность, намерение освободить одаряемое лицо от обязанности, возложенной на него.

Кроме того, при прощении долга кредитор не должен иметь имущественной выгоды, то есть не должен получать какое-либо встречное предоставление.

Соотношение дарения и прощения долга

Отечественная правовая доктрина и практика судебных разбирательств признают прощение долгов одним из способов, которыми могут прекратиться обязательства. В настоящее время в гражданском законодательстве институт прощения долга отделен от института дарения, но тесно с ним переплетается.

В частности, в ст. 572 ГК РФ указано, что даритель по соответствующему договору может освободить либо пообещать освободить одаряемого от какой-либо имущественной обязанности перед собой, то есть, в сущности, простить какой-то имущественный (денежный либо неденежный) долг.

В то же время в Главе 26 ГК РФ, посвященной прекращению обязательств, имеется ст. 415 ГК РФ, в которой прописаны все особенности прощения долга.

Таким образом, можно заключить, что прощение долга как вид дарения является безвозмездным освобождением одаряемого от имущественной обязанности перед дарителем.

Сделка, связанная с прощением долга, рассматривается учеными неоднозначно: некоторые ученые считают ее односторонней (отделяя, тем самым, ее от двустороннего дарения), тогда как другие полагают, что она является двусторонней (что сближает ее с дарением). Такое разночтение объясняется тем, что в ГК РФ прямо не указано, что основанием для прощения должника должно быть соответствующее соглашение.

Однако в силу правила, закрепленного в п. 2 ст. 154 ГК РФ, для признания сделки односторонней должно быть указание на это в соответствующей норме ГК РФ, чего, в частности, нет применительно к сделке по прощению долгов. Таким образом, рассматриваемая сделка является двусторонней и требует достижения соглашения между кредитором и должником.

Когда кредитор освобождает должника от имущественной обязанности (реализуя один из видов дарения), должно иметь место, во-первых, соответствующе соглашение сторон, и, во-вторых, соблюдение запретов и ограничений, установленных в ст. ст. 575, 576 ГК РФ.

Прощение долга не всегда является договором дарения — во многих случаях оно является вполне самостоятельным институтом.

К примеру, при прощении долгов между коммерческими организациями обличение освобождения от имущественной обязанности в конструкцию дарения является неверным, потому как такие сделки признаются ничтожными в силу п. 1 ст. 575 ГК РФ о запрещении дарения.

В ст. 415 ГК РФ, в отличие от ст. 572 ГК РФ, нет указания на то, что освобождение должника от имущественной обязанности должно обязательно носить безвозмездный характер.

Действительно, если кредитор освобождает должника от какой-то обязанности, то это не всегда безвозмездно в том смысле, который вложен законодателем в п. 2 ст.

423 ГК РФ (то есть без получения платы либо иного встречного предоставления за такое освобождение).

Пример

Должник А. должен перечислить кредитору Б. 1000 рублей. Срок исполнения обязанности уже наступил, но у должника на руках имеется только 500 рублей. Он сообщает кредитору, что может вернуть ему половину суммы при условии, что остальную половину кредитор простит ему.

Кредитор, который поставлен перед выбором — получить ли 500 рублей сейчас или не получить 1000 рублей, возможно, никогда, решает простить остаток долга должнику, заключив с ним соответствующее соглашение. В такой ситуации неверно говорить о безвозмездности и о дарении долга.

К сведению

Итак, прощение долга не всегда является дарением, однако дарение, подразумевающее освобождение одаряемого от имущественной обязанности по отношению к дарителю во всех случаях является одновременно прощением долга. При этом для такого прощения действуют ограничения, предусмотренные для передачи в дар.

Дарение и прощение долга отличаются тем, на достижение каких правовых последствий была направлена воля кредитора: на сохранение имущественной массы должника посредством освобождения его от имущественной обязанности или на достижение иных целей. В последнем случае прощение долга не подвержено тем ограничениям, которые установлены в ст.

ст. 575, 576 ГК РФ.

Особенности прощения долга юридическим лицам

В деятельности организаций зачастую возникает необходимость освобождения контрагента от имущественной обязанности. К примеру, это может потребоваться:

  • должник не имеет возможности погасить задолженность (согласно ст. 416 ГК РФ);
  • юридическое лицо-должник ликвидируется (согласно ст. 419 ГК РФ);
  • государственный орган принимает нормативный акт, делающий невозможной выплату задолженности (согласно ст. 417 ГК РФ).

В ГК РФ установлен запрет дарения между коммерческими организациями (согласно п. 1 ст. 575 ГК РФ), что распространяется также и на прощение ими долгов в рамках дарения.

Однако юридическое лицо может освободить своего контрагента от той или иной имущественной обязанности, руководствуюсь исключительно нормами ст.

415 ГК РФ, но если при этом оно не получает какого-либо встречного предоставления или имущественной выгоды, то нужно применять положения ГК РФ о дарении (так как фактически кредитор освобождает либо обязуется освободить должника от имущественной обязанности перед собой).

Важно

Таким образом, возникает коллизия, которую преодолевается посредством оформления прощения долга между юридическими лицами в виде возмездной сделки. В частности, можно обосновать совершение рассматриваемого действия с точки зрения экономической выгоды.

Практика показывает, что юридические лица нечасто освобождают своих должником от имущественных обязанностей, потому как это всегда связано с необходимостью доказывания налоговым и иным органам, что соответствующее действие не было дарением.

Соглашение о прощении долга

В ГК РФ нет особых указаний на то, как именно нужно оформлять прощение долга. Для того, чтобы осуществить освобождение должника от имущественной обязанности, кредитор может предложить должнику заключить соответствующее соглашение. Такой документ обязательно составляется в письменной форме.

Чтобы соглашение было составлено правильно, в нем должны найти отражение определенные пункты:

  1. «Шапка» договора, в которой отражаются: номер документа, дата и место составления, основные характеристики кредитора и должника. Для физических лиц вполне достаточно указать их имена, фамилии, адреса проживания и паспортные данные, тогда как при подписании документа представителями организаций необходимо указать с дополнение к их паспортным данным также основания, которые дают им право действовать от имени соответствующих юридических лиц. Таким основанием может являться доверенность или устав организации.
  2. Предмет соглашения — намерение одной стороны освободить другую сторону от исполнения определенной обязанности и условия, на который такое намерение будет реализовываться. Здесь нужно указать, на основании чего у должника возникли соответствующие имущественные обязанности, и в каком объеме (полностью или частично) кредитор освобождает должника от них. Кроме того, в данном разделе необходимо указать, что данное соглашение не нарушает прав третьих лиц.
  3. Конфиденциальность — условие о неразглашении содержания соглашения и принятии мер для того, чтобы содержание соглашения не было разглашено иными посвященными в существо документы третьими лицами.
  4. Заключительные положения — особенности вступления в силу договора и его расторжения, а также изменения его условий.
  5. Подписи сторон (печати юридических лиц и подписи их представителей).

По желанию сторон рассматриваемое соглашение может быть удостоверено нотариально, что предоставляет сторонам дополнительные гарантии того, что ими соблюдены все требования закона.

Налоговые последствия прощения долга

При прощении долгов налоговые последствия наступают, как правило, только для юридических лиц, которые обязаны учитывать прощеные долги в составе собственного баланса.

Отсутствие такого учета может расцениваться налоговыми органами как занижение налогооблагаемой базы при исчислении налога на имущество, что, в свою очередь, влечет применение к нарушителю налоговых санкций.

Внимание

У должника, которому прошено то или иное обязательство, в свою очередь, возникает доход, равный сумме долга. Такой доход подлежит налогообложению: для физических лиц — в рамках налога на доходы физических лиц (13% от дохода), а для юридических лиц — в рамках налога на прибыль (20% от прибыли).

Если организация освобождает своего контрагента от имущественной обязанности, учитывая связанные с этим убытки в качестве расходов, которые уменьшают налогооблагаемую базу по налогу на прибыль, то результатом этого зачастую являются споры с налоговыми органами, считающими такой учет необоснованным. Согласно п. 16 ст. 270 НК РФ, стоимость безвозмездно переданного (в частности, работ, услуг или имущественных прав), равно как и расходы, связанные с такой передачей, не уменьшают налогооблагаемую прибыль.

Таким образом, прощение долга — сложный институт гражданского права, тесно связанный с институтом дарения. В то же время, их нельзя отождествлять, потому как у них имеются определенные особенности.

Для оформления освобождения должника от имущественной обязанности целесообразно прибегать к заключению письменного соглашения.

Для юридических лиц не рекомендовано использование конструкции безвозмездного дарения долга — более правильно оформлять сделку в качестве возмездной, в том числе и для того, чтобы избежать возможных споров с налоговыми органами.

Консультация юриста

Вопрос

Может ли организация простить долг своему работнику на условиях дарения?

Ответ

В ГК РФ не установлено ограничений на дарение долга юридическим лицом физическому лицу. Такую сделку можно оформить через дарственное соглашение или через соглашение о прощении долга. Также работодатель может издать указ или распоряжение о прощении долга работнику.

Вопрос

Может ли кредитор (гражданин), освободивший должника от обязанности возвращать сумму займа, через некоторое время передумать и потребовать возврата долга?

Ответ

Отказаться от исполнения соглашения о прощении долга кредитор может исключительно по тем основаниям, которые предусмотрены для признания сделки недействительной (к примеру, если докажет, что сделка была незаконной, мнимой или притворной, или была совершена им под влиянием заблуждения, обмана, угрозы либо в состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий).

У вас остались вопросы?

3 важные причины воспользоваться помощью юриста прямо сейчас

Быстро

Оперативный ответ на все ваши вопросы!

Качественно

Ваша проблема не останется без внимания!

Достоверно

С вами общаются практикующие юристы!

Схема нашей работы

Вопрос

Вы задаете вопросы дежурному юристу.

Юрист

Юрист анализирует ваш вопрос.

Связь

Юрист связывается с вами.

Вопрос

Вы задаете вопросы дежурному юристу.

Юрист

Юрист анализирует ваш вопрос.

Связь

Юрист связывается с вами.

Наши преимущества

Вы быстро получите ответ на свой вопрос

Средняя скорость ответа

Количество консультаций за сегодня

Количество консультаций всего

Задайте свой вопрос юристу!

Источник: http://dogovor-darenija.ru/chto-darit/prava-i-obyazannosti/dolgi/proshchenie-zadolzhennosti/

Соотношение прощения долга с дарением

Соотношение дарения и прощения долга

А.А. Серветник,

аспирант

Прощение долга как способ прекращения обязательства согласно ст. 415 ГК РФ пред-

ставляет собой освобождение кредитором должника от лежащих на нем обязанностей.

Данная правовая конструкция имеет внешнее сходство с одним из видов дарения, предусмо-

тренного п. 1 ст. 572 ГК РФ, — освобождение дарителем одаряемого от имущественной

обязанности перед собой.

В связи с этим в юридической литературе часто встречается утверждение, что освобож-

дение от имущественной обязанности перед дарителем, предусмотренное в ст. 572 ГК РФ,

есть не что иное, как прощение долга1. Исходя из этого, И.В. Елисеев отмечает, что «в силу

ст. 572 ГК прощение долга всегда является договором дарения…»2.

Поскольку авторы рассматривают прощение долга в качестве разновидности договора

дарения, то к данному способу прекращения обязательств должны применяться нормы о

запрещении и ограничении дарения (ст. 475 и 476 ГК РФ). Если принять данную позицию,

то случаи прощения долга, имеющие место в настоящее время между коммерческими ор-

ганизациями (за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти

установленных законом минимальных размеров оплаты труда), следовало признать недей-

ствительными сделками.

Негативными были бы и последствия с точки зрения налогового законодательства при на-

рушении, в частности, нормы ст. 475 ГК РФ, запрещающей дарение в отношениях между ком-

мерческими организациями. Неучет кредитором, являющимся юридическим лицом, прощенных

им долгов в составе своего баланса расценивался бы как занижение налогооблагаемой базы

для целей исчисления налога на имущество, что ставило бы кредитора под угрозу применения

к нему санкций, предусмотренных налоговым законодательством3. Кроме того, прощение долга

не всегда является безвозмездной сделкой, например, скидки, предоставляемые покупателю

за выполнение определенных условий договора. Практическое значение различия между

прощением долга и безвозмездной передачей вещи заключается в следующем: доказав, что

задолженность списана на возмездной основе, покупатель значительно упростит расчет на-

логооблагаемой прибыли, а также избежит дополнительных потерь по НДС4.

К сожалению, это распространенное мнение, согласно которому прощение долга явля-

ется разновидностью дарения5 и должно подчиняться запретам, характерным для договора

дарения, нередко отражается и в правоприменительной практике6.

Однако не следует отождествлять институты дарения и прощения долга7. Против такой

позиции можно выдвинуть ряд доводов.

1. Для всего законодательства Российской Федерации традиционной является пандектная

система кодификации права, в соответствии с которой законодатель в разд. III ГК РФ уста-

новил общие положения об обязательствах и договорах, а в разд. IV закрепил положения

об отдельных видах обязательств. Основания прекращения обязательств, установленные в

общих положениях об обязательствах, применимы ко всем отдельным видам обязательств.

В то же время в положениях об отдельных видах обязательств сформулированы нормы,

регулирующие порядок прекращения отдельных видов обязательств, которые уточняют и

расширяют толкование норм разд. III ГК РФ и относятся только к отдельным институтам

гражданского права. Рассматривая прощение долга в качестве разновидности договора

дарения, законодатель не упоминал бы о прощении долга в общих положениях об обяза-

тельствах. В этом случае прощение долга в виде освобождения дарителем одаряемого от

имущественной обязанности перед собой было бы частным случаем, за которым бы следо-

вало прекращение первоначального обязательства8.

Признание прощения долга разновидностью дарения означает отрицание существования

прощения долга как самостоятельного института гражданского права. Если бы законодатель

признавал прощение долга лишь разновидностью дарения, то не было бы смысла вводить

нормы ст. 415 ГК РФ, конструируя в них самостоятельное основание прекращения обяза-

тельств9. Освобождение дарителем одаряемого от имущественной обязанности перед собой

автоматически влечет прекращение соответствующего обязательства.

2. Прощение долга не может рассматриваться в качестве разновидности договора даре-

ния, поскольку является самостоятельной распорядительной сделкой10. Договор дарения

выступает в качестве основания прощения долга.

В консенсуальном договоре дарения, который порождает обязанность дарителя простить

долг, прощение долга как самостоятельная распорядительная сделка служит средством ис-

полнения дарственного обещания и одновременно прекращает обязательство.

Реальный договор дарения совершается непосредственно через распорядительную сдел-

ку: дарение движимой вещи в собственность осуществляется через соглашение о передаче

вещи одаряемому и переходе к нему права собственности на вещь; дарение посредством

передачи имущественного права — через соглашение об уступке требования; дарение путем

освобождения одаряемого от имущественной обязанности перед собой — посредством

сделки о прощении долга.

Каждая из опосредующих дарение распорядительных сделок является самостоятельной

по отношению к договору дарения сделкой. Данные распорядительные сделки могут иметь

и другие правовые основания: например, основанием договора о передаче вещи и переходе

права собственности на вещь может выступить договор мены, основанием соглашения об

уступке требования — договор купли-продажи. «Поэтому истолкование договора о прощении

долга в качестве разновидности договора дарения столь же ошибочно, как и истолкование

договора уступки в качестве разновидности договора дарения требования или договора

купли-продажи требования»11.

3. Прощение долга выражается в большинстве случаев в освобождении кредитором

должника от лежащих на нем имущественных обязанностей. Но прощение долга не может

сводиться лишь к договору дарения. Однако договору дарения возможно освобождение

только от имущественной обязанности, что подчеркнуто в п. 1 ст. 572 ГК РФ. Статья 415

ГК РФ, закрепляя правила о прощении долга, не содержит ограничений по видам обязан-

ностей, от которых кредитор может освободить должника. Следовательно, не исключается

возможность прощения долга путем освобождения должника от обязанности совершения

им действий неимущественного характера. Например, прощение долга может выразиться в

освобождении кредитором должника (являющегося средством массовой информации) от

обязанности опубликования последним опровержения порочащих кредитора сведений.

Кроме того, прощение долга может прекратить не только договорное, но и внедоговорное

обязательство 12.

4. Дарение является безвозмездным договором. В отличие от правила п. 1 ст. 572 ГК

РФ о безвозмездности договора дарения, ст. 415 ГК РФ не содержит указания на безвоз-

мездность прощения долга. Если прощение долга признать разновидностью дарения, то

данная сделка не может быть возмездной, а также не может совершаться во исполнение

возмездной основной сделки.

Вместе с тем на практике нередко встречается прощение долга с возмездным правовым

основанием. Таким правовым основанием, в частности, выступает соглашение, в силу которого

арендодатель обязуется простить арендатору остаток долга по арендной плате, а арендатор обя-

зуется возвратить арендованное имущество арендодателю в оговоренный сторонами срок13.

Необходимо «исходить из презумпции возмездности всякого гражданско-правового

договора, предусмотренной п. 2 ст. 423 ГК, согласно которому договор предполагается

возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания или существа договора не

вытекает иное»14. Именно этим, как подчеркивает А.Л. Маковский, объясняется действие

презумпции в случаях, когда возникает сомнение в том, является соответствующее отношение

дарением или носит возмездный характер15.

Следует согласиться с В.В. Витрянским, который соотношение понятия дарения путем

освобождения одаряемого от его имущественной обязанности перед дарителем и понятия

прощения долга видит в следующем: «Прощение долга является основанием прекращения

обязательства. …Именно в таком качестве (как основание прекращения обязательства,

а не договор дарения!) прощение долга часто используется в имущественном обороте,

участники которого нередко путем прощения долга прекращают взаимные обязательства

по различным договорам. Прощение долга используется также при сверке расчетов, со-

ставлении мировых соглашений с учетом целого ряда различных обстоятельств, имеющихся

между сторонами»16.

Кроме того, кредитор зачастую становится перед выбором — получить реальное ис-

полнение, но лишь в части долга, или требовать полного исполнения, рискуя не получить

ничего. «Прощение может происходить с целью дарения. Но это отнюдь не является обя-

зательным. Прощают, например, часть требования, чтобы обеспечить себе оплату другой

части… В этом случае отсутствует требуемый для дарения animus donandi, т.е. намерение

оказать щедрость»17.

У кредитора может отсутствовать намерение одарить должника. Цель прощения долга

выражается в обеспечении получения части долга. «Каузой частичного прощения долга, как

правило, является стремление к обеспечению исполнения непрощенной части»18.

Прощение долга внешне может выглядеть безвозмездным, но это не служит основанием

для признания его договором дарения. Воля кредитора может быть направлена не на увели-

чение состава имущества должника, а отражать имущественный интерес самого кредитора,

которому выгоднее, в частности, немедленно получить от неисправного должника сумму

меньшую, чем основной долг, не прибегая к судебной процедуре взыскания всей суммы

задолженности.

При этом мотив для правомерности прощения долга кредитор не обязан указывать в

тексте данной сделки. Поэтому вряд ли можно согласиться с позицией суда кассационной

инстанции, который, направляя дело на новое рассмотрение и основываясь на том, что из

материалов дела не усматривается факт встречной передачи вещи или права либо встречного

обязательства, прямо указал, что оспариваемая сделка является договором дарения19.

Следует отметить, что суды нередко учитывают намерение кредитора при оценке согла-

шения о прощении долга20. Прощение долга можно квалифицировать в качестве договора

дарения лишь в том случае, если суд установит отсутствие у кредитора имущественного ин-

тереса в прощении долга и намерение кредитора освободить должника от соответствующей

обязанности в качестве дара.

Показательно в этом плане дело, проанализированное Президиумом Высшего Арбитраж-

ного Суда РФ при обсуждении Обзора практики применения арбитражными судами норм ГК

РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств.

ООО (займодавец) обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу

(заемщику) о взыскании процентов по договору займа и неустойки за несвоевременный

возврат суммы займа.

Ответчик, как следовало из материалов дела, получил от истца денежные средства по

договору займа и обязался в установленный договором срок возвратить сумму займа, а

также уплатить проценты за пользование денежными средствами. Поскольку заемщик не

выполнил своевременно своих обязанностей, займодавец направил в его адрес письмо с

требованием немедленно возвратить сумму займа, указав при этом, что в случае исполнения

данного требования займодавец освобождает заемщика от уплаты процентов за пользование

денежными средствами и неустойки за несвоевременный возврат суммы займа. Заемщик

сумму займа возвратил.

Ответчик в своих возражениях на иск указал на отсутствие у него обязанности уплатить

проценты и неустойку, поскольку данные обязательства прекращены на основании полу-

ченного от истца письма о прощении долга.

Суд первой инстанции иск удовлетворил, мотивировав свое решение следующим. Про-

щение долга представляет собой освобождение кредитором должника от имущественной

обязанности. Поскольку прощение долга представляет собой разновидность дарения, оно

должно подчиняться запретам, не допускающим дарение в отношениях между коммер-

ческими организациями. Поэтому прощение долга, совершенное займодавцем, является

ничтожным.

Суд кассационной инстанции отменил решение суда первой инстанции и указал: квали-

фицирующим признаком дарения согласно п. 1 ст. 572 ГК РФ является его безвозмездность.

При этом гражданское законодательство исходит из презумпции возмездности договора

(п. 3 ст. 423 ГК РФ). Поэтому прощение долга является дарением только в том случае,

если судом будет установлено намерение кредитора освободить должника от обязанности

по уплате долга в качестве дара. Об отсутствии намерения кредитора одарить должника

может свидетельствовать, в частности, взаимосвязь между прощением долга и получением

кредитором имущественной выгоды.

Исследовав материалы дела, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Информаци-

онном письме от 21 декабря 2005 г. № 104 указал: «Отношения кредитора и должника по

прощению долга можно квалифицировать как дарение, только если судом будет установлено

намерение кредитора освободить должника от обязанности по уплате долга в качестве дара.

В таком случае прощение долга должно подчиняться запретам, установленным статьей 575

ГК РФ, пунктом 4 которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими

организациями»21.

Таким образом, запрета прощения долга, серьезно ограничивающего возможность нор-

мального ведения предпринимательства, как считают некоторые авторы22, не существует23.

Запрещается не любое прощение долга, а лишь то, которое имеет признаки договора да-

рения.

Источник: http://www.ahmerov.com/book_358_chapter_18_SOOTNOSHENIE_PROSHHENIJA_DOLGA_S_DARENIEM.html

Соотношение прощения долга и договора дарения

Соотношение дарения и прощения долга

Нуруллаев Рубин Рафаэльевич

Вопрос о соотношении концепций договора дарения и прощения долга является неоднозначным как в теоретическом, так и в практическом плане, основной причиной чему является неопределенность законодательных положений.

Согласно п. 1 ст.

 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом. Понятие договора дарения является многоаспектным, поскольку в качестве его предмета может выступать как вещь, так и имущественное требование либо имущественная обязанность. Отличительным условием договора дарения, указанным в законе, является его безвозмездность — согласно п. 3 ст. 423 ГК РФ договор считается возмездным, если из правовых актов (их круг не ограничивается законами), содержания или существа договора не вытекает иное. Таким образом, дарение является двухсторонней безвозмездной сделкой.

В главе 26 ГК РФ содержится конструкция прощения долга. В соответствии с п. 1 ст. 415 ГК РФ обязательство прекращается освобождением кредитором должника от лежащих на нем обязанностей, если это не нарушает прав других лиц в отношении имущества кредитора. Ст.

 415 ГК РФ именуется «Прощение долга», однако в тексте статьи данная формулировка отсутствует. В главе 32 ГК РФ, посвященной договору дарения, упоминаний о прощении долга нет.

Вместе с этим представляется очевидным тот факт, что законодательные конструкции прощения долга и договора дарения имеют ряд схожих черт, что привело к возникновению следующих точек зрения на предмет соотношения договора дарения и прощения долга:

1) Договор дарения и прощение долга представляют собой различные правовые конструкции;

2) Прощение долга является разновидность договора дарения.

При использовании формально-логического и грамматического методов толкования можно признать, прощение долга отлично от договора дарения ввиду большого числа различных обстоятельств.

Если тот факт, что как договор дарения, так и прощения долга являются двухсторонними сделками (прощение долга возможно лишь с согласия должника, так как согласно п. 2 ст.

 415 ГК РФ должник в разумный срок с момента получения уведомления о прощении долга может направить кредитору возражение, и тогда обязательство не прекратится — несмотря на кажущуюся несуразность данного положения, в отношениях между предпринимателями это может иметь большое значение), тогда как безвозмездность прощения долга исследователями ставится под сомнение. Так, Серветник А.А. полагал, что прощение долга в предпринимательской практике как правило носит возмездный характер, что касается также случаев прощения части долга [1]. Зачастую в предпринимательских отношениях прощение долга осуществляется в целях изменения суммы и сроков уплаты денежных или иных обязательств (к примеру, кредитор прощает неустойку на том условии, что должник возвратит основную сумму долга). Договор дарения является безвозмездный, одаряемый не делает встречных предоставлений, что не всегда наблюдается при прощении долга.

Большое значение имеет тот факт, что дарение запрещено между коммерческими организациями, тогда как практика использования прощения долга носит более универсальный характер и не позволяет причислить прощение долга к договору дарения.

Григорян Т. В. полагает, что договор дарения есть двухсторонняя безвозмездная сделка, предполагающая свободное волеизъявление обеих сторон, что отличает его от прощения долга и наследования [2]. Исходя из данного утверждения можно заключить, что дарение отличается от прощения долга именно безвозмездностью.

Между дарением и прощением долга имеются отличия по предмету. Предметом прощения долга, согласно мнению исследователя Серветника А. А.

является требование, то есть обязательственное субъективное право, вытекающее как из договорного, так и внедоговорного обязательства [3], что имеет отличия от договора дарения, поскольку предметом договора дарения, что прямо вытекает из ч. 1 ст.

 572 ГК РФ, может являться вещь, имущественное право либо имущественное требование. Таким образом, вещь не может являться предметом прощения долга, что свидетельствует о различии данных конструкций.

Из всего вышесказанного можно сделать вывод о том, что прощение долга является способом прекращения обязательства, то есть оно производно по отношению к первоначальному обязательству, тогда как дарение представляет собой полноценную договорную конструкцию. Тот факт, что прощение долга как и дарение являются двухсторонними сделками, не свидетельствует о наличии либо отсутствии между ними сущностной связи. К тому же, вопрос о двухсторонности прощения долга является дискуссионным.

Позиция, заключающаяся в том, что прощение долга является разновидностью дарения, содержится в некоторых судебных решениях.

В ходе применения судами норм гражданского права нередко возникают ситуации, в рамках которых нужно разрешить вопрос о квалификации действий сторон как дарения либо как прощения долга.

В некоторых случаях судьи прибегают к системному и логическому толкованию, тем самым приходя к выводу о том, что прощение долга является видом дарения, что, однако же, не влияет на качество судебных решений, поскольку они принимаются исходя из оценки всей совокупности представленных доказательств.

Из содержания оспариваемых договоров дарения следует, что сделки носят безвозмездный характер, освобождения обязанности от уплаты долга в них нет.

Это означает, что суд признал прощение долга разновидностью дарения, для квалификации которого нужно устанавливать наличие специфического намерения кредитора, выражающееся в освобождении от уплаты долга в качества дара.

Таким образом, прощение долга будет являться дарением при следующих условиях: 1) безвозмездность; 2) наличие предмета договора дарения, то есть дара.

Суд на основе данных рассуждений, с учетом иных обстоятельств (предоставленная расписка о получении ответчиком от матери денежной суммы по договору займа была признана недопустимым доказательством, поскольку сам договор отсутствует, а расписка была составлена между близкими родственниками) признал договоры дарения недействительными.

Список литературы и источников

  1. Григорян Т. В. Проблема реализации принципа гуманизма в гражданском институте дарения // Science Time. 2013. № 3 (15). 150 с.
  2. Серветник А. А. Понятие предмета договора прощения долга // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2013. № 5 (94). 276 с.
  3. Серветник А. А. Эффективность соглашения о прощении долга в договорных обязательствах // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2014. № 3 (98). 240 с.

Ссылки

  1. Серветник А. А. Эффективность соглашения о прощении долга в договорных обязательствах // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2014. № 3 (98). С. 104.
  2. Григорян Т. В. Проблема реализации принципа гуманизма в гражданском институте дарения // Science Time. 2013. № 3 (15). С. 122.
  3. Серветник А. А. Понятие предмета договора прощения долга // Вестник Саратовской государственной юридической академии. 2013. № 5 (94). С. 92.

Источник: http://journalpro.ru/articles/sootnoshenie-proshcheniya-dolga-i-dogovora-dareniya/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.